Таланов: "Содержательное наполнение признаков Конструктивисты-Эмотивисты"

 

Я, автор методологии высокоточного типирования выделил эту статью особым цветом, потому, что мне удалось взять на вооружение эту методологию, разработанную Талановым. Сейчас, точность определения этой дихотомии - Я субъективно оцениваю до 85%, что считаю очень высоким показателем.  К сожалению - это пока  все, что мне удалось взять на вооружение, но я уверен, с опытом, практикой - удастся взять на вооружение и другие признаки, что предлагаю сделать другим читателям.  Знайте что многообразие методов и способов определения соционического типа в комбинации с логической избыточностью доказательства позволит сделать типирование не только точным но и широкодоступным: одни лучше понимают одно, другие - другое - но какими бы путями соционики не шли - истина всегда одна т.к. тип - един!
 
Читайте статьи Таланова В.Л.
 
Признак «конструктивисты-эмотивисты»
 
Полюс конструктивизма: рациональные этики и иррациональные логики.
 
Полюс эмотивизма: иррациональные этики и рациональные логики.
 
Согласно модели «А», у конструктивистов этика в т.н. инертном блоке, а логика – в контактном. У эмотивистов, напротив, в инертном блоке логика, а этика – в контактном блоке. Согласно наблюдениям А.Аугустинавичюте, функции инертного блока – инертны, а функции контактного блока более пластичны, «легки на подъем» для использования в качестве рабочих, контактных, исполнительских.
 
Что получается в эксперименте?
 
 
 
КОНСТРУКТИВИЗМ: В достоверно скоррелированных с полюсом конструктивизма анкетных пунктах четко выделяются два содержательных кластера, а в их пределах – ряд субкластеров. 
 
Первый обобщенный кластер конструктивизма (нами выделено 103 отвечающих ему анкетных утверждения) четко соответствует представлениям школы Павлова-Теплова-Небылицына о неуравновешенности ВНД в изолированной парциальной сфере эмоций и этических оценок. Первый его субкластер связан с нетерпеливостью, раздражительностью, вспыльчивостью в ситуациях общения, с легкостью возникновения обид и разочарований, с резкими неадекватными эмоциональными реакциями на неожиданности и особенно на внезапные неприятности и неудачи. Второй субкластер связан с этической бескомпромиссностью. Третий субкластер связан с эмоциональной неустойчивостью, отсутствием чувства внутреннего душевного равновесия, с легким и частым «внутренним» (внешне мало мотивированным) переключением знака эмоций. Четвертый субкластер связан с трудностями сознательного контроля (торможения) своей эмоциональной и мимической экспрессии. Пятый субкластер связан с наличием частых и навязчивых, трудно контролируемых воспоминаний, преимущественно негативного характера, а также с частым обращением мыслей и фантазий к прошлому, что опять же имеет у респондентов трудноконтролируемый, «втягивающий» характер. Шестой субкластер отчетливо связан с дисфорией, недовольством, плохим настроением и выражается на уровне анкетных утверждений в тенденции к негативным оценкам; во внимании, сосредоточенном на видении недостатков; в стремлении каким-нибудь способом улучшить свое настроение; в повышенной тревожности или преобладающем субдепрессивном фоне настроения; в предрасположенности к фрустрации и недовольству; в общем фоне озабоченности; в склонности к застойным неловким переживаниям, совестливости. Седьмой субкластер связан со склонностью к реакциям злобы, ярости и агрессии, а также с частыми мыслями на эту тему и сублимирующими действиями (любовь к фильмам с драками, любовь стрелять из оружия и т.п.). Восьмой субкластер связан с завышенной требовательностью, привередливостью и придирчивостью в ситуациях общения. Девятый субкластер связан с частыми сновидениями, в которых отражаются переживания прошедшего дня или более отдаленного прошлого, причем сновидения часто сопровождаются кошмарами, ночными пробуждениями, а утреннее пробуждение может проходить на фоне тревожного чувства. Десятый субкластер связан с медленным затуханием зрительных послеобразов и длительным присутствием в мысленном зрении после пробуждения остаточных образов сновидений, а также с навязчивыми трудноконтролируемыми мысленными зрительными образами в бодрствующем состоянии. Одиннадцатый субкластер связан с повышенной и плохо тормозимой эмоциональной вегетатикой симпатического круга (дрожание пальцев в ситуациях волнения, склонность бледнеть в ситуациях страха) или с тенденцией мгновенно мышечно напрягаться при резких движениях окружающих. Двенадцатый субкластер связан с предпочтением определенных профессий, в которых требования к эмоциональной устойчивости и уравновешенности минимальны (в силу индивидуальности работы), а требования к тонкой координации движений и уравновешенности в процессе выполнения цепочки рабочих действий, напротив, велики (танцор, профессиональный спортсмен, рисование мультфильмов, графический дизайн, шитье одежды, составление букетов и т.п.). Тринадцатый субкластер связан с неуравновешенностью иммунных реакций организма и с повышенной частотой соответствующих заболеваний (ревматических, аутоиммунных и т.п.), - сразу приходят на память старые, подзабытые работы о прямой корреляционной связи между иммунным ответом и эмоциональной возбудимостью по причине соседствующего гипоталамического субстрата, а также сравнительно недавние исследования о скоррелированности частоты и яркости сновидений с ревматическими заболеваниями. Четырнадцатый субкластер (общий также с полюсом «предусмотрительных», у которых он, однако, менее выражен) связан с повышенной частотой переживания симптомов дереализации и в меньшей мере деперсонализации (ощущений мертвенности, отчужденности, безжизненности, бесцветности, серости окружающей обстановки; нереальности, «сделанности», «нарисованности» окружающего; на уровне тенденции чувства чуждости тела, а также часто и в выраженной степени ощущения остановки мыслей с невозможностью сосредоточиться). Симптом «остановки мыслей» надо связать, впрочем, скорее с «логическим» кластером признака, поскольку он обусловлен, очевидно, повышенной логической тормозимостью на фоне повышенной же эмоциональной нетормозимости, инертности. Пятнадцатый и последний субклакстер эмоционально-этической неуравновешенности отчасти родственен предыдущему и связан с неугасимыми или трудноугасимыми ориентировочными реакциями (что может быть связано с повышенным содержанием гиппокампального серотонина и пониженном - ацетилхолина) и проявляется в долгом двигательно-заторможенном (а в эмоциональном смысле как раз трудно тормозимом) созерцании каких-нибудь безделушек, в тщательном разглядывании и хорошем запоминании архитектурных деталей случайно увиденных зданий, в периодически появляющихся «гипнотизирующих» ощущениях некоей яркости и необычности, удивительности, малознакомости окружающих знакомых предметов.
 
 
 
На основании особенностей рассмотренного кластера эмоциональной неуравновешенности можно сказать, что любой конструктивист в тенденции – донор отрицательных и акцептор положительных эмоций (что, как мы знаем, вполне характерно и для ИЛЭ, и тем более для СЛЭ и ЭИЭ, и для ЭСИ и ИЛИ, и для ЭИИ и СЛИ; лишь ЭСЭ несколько выбивается, да и то не вполне, из этого ряда). Но это – малое и частное. Главная же особенность конструктивиста связана с избирательной (парциальной) физиологической неуравновешенностью, дефицитом торможения и контроля нервных процессов в эмоционально-этической сфере, сфере чувств, эмоций и этических оценок. 
 
 
 
Второй основной кластер конструктивизма (68 вопросов анкет) содержит анкетные утверждения, связанные с хорошей управляемостью логической и отчасти моторной сферой, её уравновешенным, подчиненным и исполнительным характером, хорошо развитыми в ней процессами контроля и торможения. Иначе говоря, в более широком и привычном физиологическом смысле – опять же с уравновешенностью нервных процессов в этой сфере.
 
Первый субкластер описывает почерк человека – для конструктивистов более обычен аккуратный разборчивый почерк с умеренным наклоном и четко прописанными буквами. Напротив, почерк эмотивистов графологически не выдержан, коряв, малоразборчив, размашист, нередко имеет значительный наклон вправо. Следующий второй логический субкластер конструктивизма связан с предпочтением профессий, родственен первому и, как и почерк, связан с развитой тонкой координацией движений, в которой хорошо представлены процессы контроля и торможения. Этот субкластер выражается в готовности иметь на работе дело не только с крупными физическими объектами, но и с мелкими (работа ювелира, гравера, корректора, крупье в казино, сборка под микроскопом и т.п.). Третий субкластер связан с высокой пластичностью в ходе исполнения рабочих процессов – умением быстро перестраиваться, менять рабочие привычки; умением «по звонку» прерывать работу и останавливаться; умением расслабляться и отдыхать. Четвертый субкластер связан с хорошо функционирующими процессами контроля при выполнении логических заданий: конструктивисты чаще отмечают, что в работе или при решении задач почти не делают ошибок, так что и перепроверять не приходится, что в письме не пропускают буквы в словах, что их логические цепочки в рассуждениях всегда безошибочны и безупречны в коротких звеньях и деталях, они любят и умеют качественно и быстро выполнять корректуру и редактуру рукописей, и т.п. Этот субкластер является общим также с полюсами «упрямства» и «беспечности», отражающими, как увидим ниже, чувствительность логики и сенсорики. Пятый субкластер связан с хорошо управляемой «исполнительской» функцией логической сферы: любовью что-нибудь мастерить; готовностью к ручной домашней работе и физической работе вообще; памятью на нужные факты и даты; готовностью разрешать другим людям ставить себе рабочие задачи и даже критически вмешиваться в процесс их выполнения; любовью к длительным логическим играм (шахматы, преферанс); предпочтением логических аргументов перед эмоциональными для самозащиты или убеждения (напротив, эмотивисты, даже логические, в таких случаях предпочитают вместо логической аргументации использовать эмоциональные аргументы, «поглаживания» либо обман), и т.д. Шестой субкластер отрицает характерные для эмотивистов (по крайней мере, многих из них) догматизм и логическую негибкость, в том числе склонность к логико-структурной чрезмерности. Конструктивисты чужды догматизма; менее требовательны к униформе для служащих; более терпимы к чужим логическим доводам; не жаждут наказывать рабочих штрафами, а детей розгами; существенно реже являются сторонниками универсального всеохватывающего порядка; легко идут на перестановку мебели; легче меняют привычки и проще соглашаются на изменение правил; допускают оправданность различных точек зрения на одно явление, и т.п. Данный субкластер, заметим, имеет общность также с полюсом «упрямых», связанного, как увидим далее, с чувствительностью, слабосигнальностью логики – то, что уравновешенность любой функции отчасти скоррелирована с ее слабосигнальностью, открыто не нами, но показано и в работах Е.П.Ильина (2001).
 
 
 
 
 
ЭМОТИВИЗМ: У эмотивистов выделенные субкластеры точно те же, что и у конструктивистов, только с противоположным содержательным знаком. Эмоциональная уравновешенность. Более оптимистический и мажорный фон настроения, несклонность к затяжным дисфориям. Отсутствие назойливых неприятных воспоминаний, переживаний, мук совести. Малая ранимость. Этическая гибкость и терпимость. Положительное отношение к себе. Практическое отсутствие вспышек гнева и злости. Крепкие нервы. Уверенное и незакомплексованное поведение среди людей. Заинтересованное отношение к гармонизации отношений в коллективе, улучшению его эмоционального фона (донор позитивных эмоций, акцептор отрицательных эмоций). Нетревожность. Отсутствие или редкость кошмарных сновидений. Хорошее эмоциональное вытеснение. Равнодушие к философскому "самокопанию". Приглушенность связанных с эмоциональной сферой вкусовых ощущений и обоняния (свидетельство их торможения). В то же время – догматизм, логическая чрезмерность, косность привычек, нетерпимость к чужому (иному) мнению, нередкое предпочтение обмана, этического убеждения или иного этического воздействия («поглаживаний») вместо использования логических аргументов. Так, даже для ЛИИ и ЛСИ вслух логически обосновывать свои действия порою оказывается «в лень», «погладить по голове» им проще. Эмотивисты уступчивы в разговорах об искусстве и не слишком требовательны к морали, снисходительны к этическим проступкам, но готовы упорно спорить и идти на принцип в логических вопросах, в вопросах «правильной» структуры, системы, эффективности и последовательности действий. В этих вопросах они склонны быть диктаторами или, по крайней мере, склонны к ригидности и упрямству. Эмотивисты крайне болезненно реагируют на чьи-либо попытки вмешаться в процесс их личной работы и в их логические решения. Они бывают небрежными в логических деталях (так, пытаясь скрыть от других следы своей пакости, эмотивист с большой вероятностью «наследит», даже если он «упрямый», то есть специалист по слабосигнальной логике); они в групповой тенденции избегают корректуры и мелкой ручной работы; имеют «расхристанный» почерк, и т.д., и т.п. (см. выше описание кластеров конструктивистов). В логической сфере эмотивисты имеют некоторое тяготение к «крупноблочной» логике, к масштабным идеалам и проектам (от крупного открытия с получением Нобелевской премии до установления всемирного нового порядка) – это отчасти пересекается с приведенным ниже описанием логической сильносигнальности у «уступчивых», но имеет в данном случае и другие причины, связанные с логической неуправляемостью и идеализацией, с оторванностью подобных проектов от реальных задач практики. Напомним также, что некоторая не очень значительная взаимоскоррелированность логической неуравновешенности и логической сильносигнальности является ожидаемой (см. замечание в конце предыдущего пункта о конструктивистах).
 
Среди профессий, предпочитаемых эмотивистами (любыми эмотивными ТИМами почти независимо от их логико-этической принадлежности), особо предпочитаются и выделяются профессии, требующие хорошего эмоционального самоконтроля, гибкого эмоционального воздействия и манипулирования, «работы преимущественно языком», и одновременно с этим сопряженные с самостоятельностью и независимостью в принятии логических решений (дипломат, публичный политик, политобозреватель, директор фирмы, журналист).
 
Признак «конструктивисты-эмотивисты» очень хорошо выражен в поведении человека и легко диагностируется внешне, - по нашим наблюдениям, даже легче, чем признак "иррационалы-рационалы".
 
 
 
Таким образом, конструктивисты не уравновешены в эмоционально-этической сфере и уравновешены в сфере моторно-логической. Эмотивисты уравновешены в эмоционально-этической сфере и не уравновешены в сфере моторно-логической. Присутствует слабая скоррелированность полюса конструктивистов с полюсом упрямых (по причине физиологически обусловленной умеренной скоррелированности логической уравновешенности со слабосигнальным характером логической функции). Аналогично полюс эмотивистов слабо скоррелирован с полюсом уступчивых (в силу слабой скоррелированности этической уравновешенности и этической слабосигнальности).
 
Напомним, что неуравновешенность как универсальное и давно известное физиологическое понятие традиционно рассматривалось физиологией ВНД как дисбаланс между процессами возбуждения и торможения (с преобладанием первых), что приводит к снижению процессов сознательного контроля, торможения и управления, делая сферу соответствующих нервных явлений импульсивной или ригидной, довлеющей над поведением, склонной к неадекватности в реакциях.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.